Познакомься с содержанием таблицы как бы ты озаглавил

Содержания, естественно, я не улавливал, но я чувствовал, как за но как бы то ни было, словесно влиять на мое поведение принципиально не желал. Результаты таблицы были ошеломляющими, и мне оставалось спокойно выжидать. . Ты просто реагируешь на навозный хрущевский коммунизьм. Содержание .. «Лучше было бы тебе больше не вступать в брак, но если ты не можешь понести этот подвиг, то – вступай», – говорит Церковь. Священник может указать: «Вот видишь девушку, иди познакомься». Давайте начертим таблицу и рассмотрим следующие варианты: он – хороший и он. Познакомься с содержанием таблицы. Как бы ты её озаглавил? Сформулируй задание к таблице и выполни его в тетради. Есть ли необходимость.

Если женщина без одежды — это еще вовсе не значит, что она вам доверяет. Вот если она без макияжа — тогда да! Муж и жена поругались и не разговаривают. Через некоторое время она решила примириться и говорит: Ладно, ладно, не дуйся, мы с тобой оба виноваты.

Немного помолчала и добавила: Муж приходит под утро весь в помаде, пудре, и рыжих волосах. Не поверишь, дорогая, всю ночь с клоуном дрался. Муж всегда открывает жене дверь в машине, все подруги и знакомые восхищаются им, говорят, что он джентльмен, но только жена знает, что ручка в машине изнутри сломана. Поздний вечер, муж и жена лежат в постели. Спи, я никуда не еду! Как вы относитесь к тому, что ваш муж бегает за молоденькими девушками?

Нормально, моя собака бегает за машинами, но это не значит, что если она догонит, то сядет за руль.

Сказочная математика – Лопатина А., Скребцова М. | Азбука воспитания

Я являюсь психологом только в чужой жизни, в своей-я псих. Вчера увидел свою жену под ручку с каким-то мужиком! И почему же ты к ним не подошел? Ну как я подойду! Я же в командировке!. Они бережно отремонтировали и покрасили. Потом в дом привезли новую красивую мебель. Возле дома посадили цветы и поставили красивую скамеечку. К старому дому пришли люди и стали говорить о нем удивительные слова.

Потом люди повесили на дом белую мраморную табличку с золотыми буквами и ушли. Новый дом подумал, что теперь старый дом станет смеяться над ним, но старый дом вдруг предложил: Гордится ли он своим видом? Запиши свои результаты в виде примеров на сравнение.

Как ослик учился сравнивать Мама ослика ушла по делам и оставила своему сыночку обед: Так бедный ослик ничего не съел, пока не пришла мама.

На что похож слон? Жили в одной деревне четверо слепых. Однажды в деревне появился слон. Хозяин слона разрешил слепым потрогать слона. Пощупали слепые слона, потом сели и стали обсуждать между собой его форму. Долго спорили слепые, но так и не пришли к общему выводу. Сравни этот предмет с другими, не называя. Остальные должны угадать по сравнениям, что это за предмет. Как обезьяны дом строили Как-то раз в Африке похолодало. Замерзли две обезьяны и решили построить себе дом.

Тут выглянуло солнышко, и стало тепло. Обезьяны бросили ветки и принялись прыгать с дерево на дерево, забыв о своих постройках. Через неделю подул холодный ветер, и обезьяны снова замёрзли. Первая обезьяна залезла на дерево, чтобы спрятаться в его кроне от ветра, и заявила: Я построю себе дом величиной с это дерево.

Обезьяны сидели на дереве и дрожали от холодного ветра. Но как только ветер успокоился, обезьяны тут же забыли о холоде. Когда обезьяны в третий раз замёрзли, они снова вспомнили о своих намерениях.

Давай спрячемся в ней от холода, — предложила одна обезьяна. Обе обезьяны побежали к холму, но не нашли пещеру. Лучше я построю себе дворец высотой с холм, — похвасталась первая обезьяна, стуча зубами от холода. И приблизительно раз в три года происходили проводы из Вятки в Петербург, а потом, в следующие три года, из Петербурга в Вятку. Хотя Элеонора и Инесса не были знакомы лично, но передавали графа из рук в руки бережно, как две тетушки любимого племянника.

Итак, апрельское утро, квартира графа наполнена ароматом кофе. Сам он ходит в незамысловатой рубашке и брюках, щурясь от дыма болгарской сигареты. Но графская сущность создает полную иллюзию того, что он в халате и с трубкой.

Он деловито встречает одного за другим способнейших художников. Посмотрим, что там и. Надо четко поставить условия этой Катерине Ивановне. Сегодня я позвонил. Они, оказывается, предоставляют зал для всех самобытных художников-любителей. Надо узнать, кто в выставочной комиссии. Попытаемся объяснить им, что нельзя утопить выставку в самобытной пенсионерской писанине.

Всю дорогу граф горячо возмущается: Катерина Ивановна оказывается типичной культурно-просветительской женщиной, которая одинаково переживает и за сохранность кресел, и за высокий идейный уровень мероприятий. Графа она побаивается и услужливо рассказывает ему, как именно и какими темпами идет подготовка к выставке. Граф, как настоящий функционер-хозяйственник, ходит с Катериной Ивановной по залам и кабинетам, трогает руками всякие предметы и заглядывает во все углы и щели, о которых заходит речь у Катерины Ивановны: А здесь, как видите, у нас еще не убрано, но сегодня уберут, здесь недоштукатурено, но Козлову уже сказано, и они сегодня подойдут к трем На них изображены пашни, ели, лица дедов-щукарей и аспирантов.

Граф, крепко взявшись за боковые стороны рамы, смотрит на полотно. Через четверть минуты Лопес повторяет: Бессонов выходит из прострации, ставит полотно Сурепкина к стене и направляется к Лопесу. На полу бронзовая голова размером с килограмовый арбуз. Граф приседает на корточки и смотрит монстру в глаза: Граф и Лопес встают, отряхивая ладони. К ним подбегает Катерина Ивановна: Позвольте, какой Дмитрий Семеныч? Я уже сегодня звонила. И он был не очень доволен, что его беспокоят.

И, не дожидаясь ответа, приказал: Бессонов вместе с Катериной Ивановной удаляются в ее кабинет. Талантливые художники слышат из-за дверей уверенный голос графа, говорящего по телефону с Желудковым. Спокойная уверенность постепенно превращается в уверенность напористую: Я прекрасно вас понимаю. Я прекрасно понимаю роль председателя выставкома. В конце концов, она в том, чтобы выслушать.

Потому что это моя идея. Зачем же портить дело на корню? Знаете что, любезный Дмитрий Семеныч, вы только не подумайте, что я вас упрекаю в ничтожестве. Пока в кабинете происходит телефонный разговор, Велехов отрешенно смотрит вдаль сквозь огромные окна дворца культуры. Из всех талантливых он наиболее честолюбив. В глубине души, конечно, и по большому счету. Начал томиться и Ефрем Подобед. Из всех талантливых он наиболее подвержен похмельному синдрому, и вчера к тому же пришлось пить суррогатное средство.

Ефрем заговаривает с Лопесом на предмет заёма денег по своим, не очень надежным каналам. Братья Дакотниковы как наиболее романтичные из талантливых оценивают пластику движений снующих по фойе девушек из хореографической студии. Наконец все оглядываются на звук хлопнувшей двери. Граф с видом человека, не знающего поражений, кивнул на дверь кабинета: В исполнении графа и этот жест, и эта интонация значили многое. Но трудно сказать, что. Кавалькада способнейших двинулась к выходу.

Улица встречает их влажным ветром что более необходимо Подобеду и шумом транспорта что всего больней бьет того же Подобеда. Пройдя в молчании квартал, шествие останавливается. Все смотрят на графа. На самом деле он ждет, когда его Подобеда слова раскроют графу свой внутренний смысл. Граф обретает боевой настрой. И молча благодарит за это сына полковника. Сбавив пафос, граф развивает мысль: Хотя давайте-ка сядем куда-нибудь и обсудим все, разберемся. Может, вовсе и не тяжело?

И действительно, после этой догадки тяжесть у способнейших художников Вятки спала. У всех, кроме Велехова, который не уверовал в слова графа. Он стоял с талантливейшими, но уже не был с. Как бы за это время не развеять идею. Хотя, конечно, можем сходить. Братья Дакотниковы впоследствии откроют собственный дом моды. Но в них уже сейчас, помимо романтизма, присутствует ощущение финансовой реальности мира. Но Велехов объясняет, что уезжает в деревню. Все пожимают плечами, и Велехов выпадает из обоймы.

Дакотников Старший привез надежное количество денег. Кроме того, после десяти вечера удался поход Ефрема и Лопеса по их ненадежным каналам. Поэтому утром ситуация в мастерской Бельгийца обрисовывается следующим образом. Графа не было, и никто не знал при каких обстоятельствах и когда он ушел. Братья Дакотниковы тоже отсутствовали, но Бельгиец так понял, что братья еще с вечера, выйдя по какой-то надобности во двор, познакомились там с девушкой. И Бельгиец так понял, что ее зовут Жанна, и у нее неплохие данные, и что Дакотниковы отвезли ее на свою квартиру писать портрет.

Ефрему было чрезвычайно плохо. Лопес не протрезвел и пел что-то из репертуара Рубашкина. Через неделю в областной газете был опубликован подробный отчет о выставке местных художников-любителей. Автора статьи заслуженного журналиста, давнишнего друга Сурепкина особенно поразила работа И. С подолом ее ситцевого платьица озорно заигрывает ветерок. Девушка бежит, оглядываясь на молодого человека, стоящего на переднем плане спиной к зрителям. В статье сообщалось и о вручении почетного диплома автору скульптурного портрета Героя Соц.

В середине июня он оповестил друзей о своем отъезде в Питер. В назначенный день способнейшие художники Вятки собираются у графа. Бессонов представляет жене тех, кто пришел сюда впервые. Затем уже пришедшим указывает на громко храпящего в кресле человека в тельняшке: Элеонора предлагает художникам кофе.

Граф ходит по комнате с сигаретой.

АНЕКДОТЫ К ЧАЮ. ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ. Аленка Аленка

Проводы состоят из укладывания Элеонорой носильных вещей графа в чемодан и разговора графа с Элеонорой. Разговор никак не относится к долгому, а быть может, бесконечно долгому расставанию.

Как нельзя кстати здесь оказывается глубокое похмельное состояние Ефрема. Через каждые четверть часа у него плохо с сердцем, и хлопоты над ним отвлекают от безысходной грусти, витающей в пространствах музейной комнаты. Наконец Ефрему делают теплую клизму, и он засыпает. Все садятся на дорожку. Потом граф объявляет, что его провожать не надо, и, погладив по голове спящих Виктора в тельняшке и Ефремавыходит.

  • Сказочная математика – Лопатина А., Скребцова М.
  • Журнальный зал
  • Один раз на всю жизнь. Беседы со старшеклассниками о браке, семье, детях

Саша Мерзляков Схемы электрических подстанций просты. Это когда провода с высоким напряжением тысяч вольт и выше подходят к трансформатору и выходят оттуда уже при нормальном потребительском напряжении. И оказывается, самое главное на подстанции не трансформаторы, а выключатели, которые стоят до и после трансформаторов.

Когда вынимаешь вилку из розетки при большой нагрузке стиральная машинато видишь искру. Поэтому на подстанции не выключатели, а целая система, по сути, механических приспособлений, как-то: При работе на подстанции нужна бдительность, осторожность, а также везучесть, но никак не знание законов Кирхгофа и формулы Стирлинга.

Предание.ру - православный портал

В бригаде все увлекались, в той или иной мере, пьянством на рабочем месте. По трудовому законодательству и житейским раскладам его должны были уволить. Но когда на подстанции во время профилактических и прочих работ требовалось отъединить отъединитель или разъединить разъединитель, никто, кроме Саши Мерзлякова, на это не отваживался.

Ни за какие коврижки. Приходили умные начальники и специалисты-теоретики и говорили рабочим: Начальникам ничего не оставалось, как в очередной раз согласиться: Сашу Мерзлякова увольнять. Ибо Саша Мерзляков шел и разъединял все разъединители. С какой-то умиротворяющей будничностью. И непонятно было, что за этим спокойствием: Ведь стоило ему только раз отказаться заявить, например, что сегодня очередь Свиньинакак Сашу Мерзлякова тут бы и уволили.

Конечно, он был везучим. Потому что когда приходят начальники и говорят, что все проверено, нагрузка отключена и.

Начальников понижают в должности, но что это в сравнении с оторванной рукой. Кстати, отъединять отъединители шли при социализмекак правило, пьяные электрики. Именно нетрезвое состояние на работе ставило их в положение, когда отказывать начальству очень невыгодно. И потом, если калечило пьяного, часть вины автоматически переходила на. И не только начальству, но и работягам было спокойнее: Павлик К слову, о доверчивости начальства, назначившего меня мастером участка.

Под начальством в РЭСе подразумевались два человека: Сергей Иванович и Павел Васильевич. Павлик был суровым педантом, несгибаемым последователем всех инструкций и, к неудовольствию коллектива, грамотным специалистом с мужественным лицом и шеей гиревика. Особую зловещность фигура Павлика приобретала перед сдачей зачета по подтверждению допуска к работе с высоким напряжением.

Что-то вроде справки об отсутствии дизентерии у поваров. Принимал зачеты Павлик и валил всех безжалостно. Жертвам казалось, что он сводит счеты за старые обиды. И если припоминали, то кляли себя страшно: Но Павлик не мстил. Он рисовал страшные схемы и требовал формулы каких-то градиентов, и в эти моменты ему было хорошо, потому что было отчетливо видно, что он достоин масштабов покрупней, чем районные сети.

Верней, ему-то это было ясно всегда, но во время зачетов становилось очевидным, как ему казалось, и для коллектива. И начальник вызывал к себе зама, шла упорная борьба, разговоры на повышенных тонах, и карьерист вылетал из кабинета начальника красный и уничтоженный.

Ко времени жениховства вдруг обнаружилось, что огромной популярностью у девушек пользуются гармонисты. Павел Васильевич пытался доказать потенциальным невестам, что это не справедливо, что навыки и умения на музыкальном поприще ничем не лучше навыков технических и даже наоборот, но все напрасно.

Конечно, по мере взросления и по мере разбора женихов девушки умнели и вынужденно соглашались с точкой зрения Павла Васильевича, и наш блестящий технарь женился на той, которую наметил. Но что-то засело в его подсознании.

Много позже Павел Васильевич все же купит баян и станет овладевать музыкальными навыками по самоучителю. Может быть, все было и не так, но ко времени моего появления в РЭСе у Павла Васильевича комплекс запоздалого баяниста был налицо. Зачеты по допускам проходили после октябрьских праздников. А накануне праздничных выходных руководство РЭСа обязательно организовывало торжественный вечер, состоящий из доклада с вручением премий, небольшого концерта собственными силами и застолья, которое нынче бы назвали корпоративным.

Застолья были славные, с неподдельным весельем и озорными либо драматическими событиями, которые вспоминались долго. Но тогда более всего мне запомнился концерт, ибо одним из четырех номеров значилось выступление Павла Васильевича с баяном. Потом встал и поклонился. Зал и на этот раз бешено аплодировал. Не скрою, от всей души колотил в ладоши и.

Павел Васильевич раскланялся, но не театрально, а как-то смущенно, мол, что вы, в самом деле, меня попросили, вот я вам и сыграл. Но аплодисменты, конечно, он воспринимал по-настоящему, сердце его переполнялось. И что ему, Павлу Васильевичу, стоит сыграть на бис? И вот он играет еще какую-то песню. Видимо, репертуар его был очень скромен, и в ход пошли сырые, не до конца отрепетированные номера. А с публикой стали наблюдаться странные вещи.

На столах в соседней комнате запахло закусками, там же томилась водка в запотевших бутылках. Пока Павел Васильевич сбивчиво терзал на сцене баян, в зале стоял гул: Но как только заканчивался пятый куплет очередного номера и исполнитель вставал для поклонов, публика хлопала с таким же остервенением, как и после первого номера. И все помнили о послепраздничных испытаниях. Наконец из зальчика на сцену вышел человечный Сергей Иванович, похлопал дружески своего зама по плечу и сказал: Соковнин В сентябре, в самом начале третьего курса, случайно обнаружилось, что я отчислен из института по академической неуспеваемости.

Кто-то подсказал сходить в РЭС, узнать там насчет работенки. Аббревиатура мне не понравилась. Как и открывшиеся за проходной виды. И сказал-то как-то неуверенно. Но Сергей Иванович поверил.

Зашедшему в кабинет Павлику он указал на меня кивком головы: Павлику я не понравился, и он улыбнулся криво, нехотя изображая вежливость. Из-за восторга Сергея Ивановича я чувствовал себя крайне неловко. Но это краткое описание событий. Но Сергей Иванович ничего не. Ни тогда и ни. Как я узнал позже, ему срочно требовался мастер на Заречный участок.

Так сильно требовался, что появление псевдозаочника с умными глазами просто затмило его разум. Когда я сказал, что трудовая книжка потеряна деканатской секретаршей в книжке ведь было написано, что я отчислен и по какой причинеСергей Иванович поверил и этому, очевидному, детскому, вранью: В новой книжке местная кадровичка сделала запись о предыдущем месте работы: Вот вы обучались в КПИ?

Ну и к чему лишние вопросы. Петя Мастера, которому я шел на смену, звали Петя. Он уже написал заявление об уходе и дорабатывал последние три дня. Соковнин освободил Петю ото всего: Одновременно в курс дела меня вводили и члены бригады. Мужик он был действительно нудный. Петя обладал талантом постоянно ругаться по делу, в этой ругани проигрывать, чувствовать себя обиженным и из-за этого нудить. Поначалу он мне понравился, он походил на киношного борца за производственную справедливость.

Не на героя, который в конце фильма побеждает, а на второстепенный персонаж, воюющий с бюрократами до прихода героя, и воюющий неудачно из-за негероической внешностии которого, по законам психологии, жальче. Люди непроизвольно чувствовали себя в чем-то виноватыми.

Думали-терзались, в чем же они виноваты, и, не находя ответа, с трудом отцепляли от себя чувство вины. К удивлению электриков и начальства, за три дня мы с Петей не поругались ни разу. Может быть, потому, что я ничего не говорил по делу, только глупо улыбался, слушая его наставления. Переживая за дело, за участок, он подробно докладывал мне об узких местах: Он спохватывался и говорил: Я спросил Петю, почему он уходит.

Платят там мало, но никто дураком не обзывает. Мне стало его жаль. Со своим Заречным участком он прощался, как крестьянин со скотиной, угоняемой в колхоз, в чужие, неумелые, нечуткие руки. Вместо того чтобы в последний день выслушать добрые слова коллег и начальства или высказать напоследок все, что он думает о присутствующих, Петя начал нудить насчет изоляторов, которые мастер Вахрушевского участка получил вчера внеочередь, хотя на Вахрушевском участке пока большой нужды в изоляторах.

За мастера Вахрушевского участка вступился мастер Шестаковского участка. Тогда Петя указал на просчет Шестаковца, а заодно и неточное сообщение в четверг диспетчера Полубоярцева.

Завязалась свара, кричали все наперебой, даже Павлик. Из-за нарастающего гвалта было абсолютно непонятно направление продолжающегося уже пятнадцать минут спора, было только понятно, что все кричат на Петю, а Петя, сломленный напором коллектива, уже не кричал, а что-то обиженно нудил себе под нос.

Разгоряченные перепалкой мастера спохватились, заулыбались и захлопали. Петя воспринял это как издевку и вышел с планерки первым, с таким видом, что я тут же забыл, что Петя дурак, и испытал чувство вины за всех, кто был на планерке. Да, во время своих наставлений Петя сказал однажды, не особо напирая на это, чтоб с бригадой я не пил: С бригадой я выпил в первый же рабочий день. Еще не успели как следует разойтись по организму первые полстакана портвейна, как ребята бригады Заречного участка открылись мне самой хорошей стороной.

Бригада Это было на природе, если и не в бабье лето, то в очень погожий осенний денечек. Я понимал, что это первый день, что ради такого дела все отложено, что по-настоящему будет завтра. И боялся этого завтра. Боялся работы вообще, со времен уроков труда и уборок территории. Я не ленился, а впадал в стресс, потому что другие сразу притыкались куда-то и что-то делали, а я не мог влиться.

Самое страшное, что не мог влиться именно я из такого огромного количества школьников. Лентяи и шалопаи были, но на них стоило прикрикнуть, и они притыкались. А меня угрозы и увещевания приводили только в большее отчаяние.

С малых лет общественно полезная работа представлялась мне многорукой мамкой, у которой для всех найдется доброе слово и возможность погладить по голове, для всех, кроме. Он ничего в сетях не понимает, а лезет. Он думает, что если не будет лезть и указывать, то все подумают, что он дурак.

Ты если не будешь лезть, то никто тебя за дурака считать не. Мягкий алкоголь действовал предательски, и я совершенно неуместно и неуважительно, но, клянусь, без всякой бравады признался, что мне как-то не особо все это электричество на столбах интересно. И где они все? Вовка, Генька и я пятнадцать лет на этом участке.

Саша Мерзляков уж сам не помнит.

Can LYING Be Good?? - Sanders Sides

Мы тебе Сашу завтра покажем. Это была не пьяная эйфория. Как я узнал позже, Соковнин недели через две вызывал к себе членов бригады и спрашивал насчет меня, мол, как он, потянет на мастера, и.

Соковнин остался доволен ответами и победно поглядывал на Павлика, которому история со мной не нравилась с самого начала.